Содержание


Городское общественное управление г. Верхнеудинска в 70-е годы XIX – начале XX вв.

  Городское управление в России ведет свое начало с петровских времен. Однако реформы начала XVIII вв. мало отразились на устройстве и положении сибирских городов. В течение XVIII века царизм пытался приблизить устройство местного государственного управления к общероссийскому, но специфика края не позволяла применять на месте документы городского управления в том виде, в каком они действовали в центре.

  Некоторый поворот в управлении городов начинается с «Жалованной грамоты городам» 1785 г., которая вводит в городах Сибири Магистраты и Ратуши, обладающие правами самоуправления: вводятся выборные органы власти. В течение XIX века в основном сохранялись эти органы управления, но в сибирских городах они были в большой зависимости от центральных органов. Многие городские учреждения здесь присутствовали, однако основная масса сословий не принимала участия в выборах. По «Учреждению для управления Сибирских губерний» 1822 г. в Верхнеудинске учредилась Ратуша.

images/foto/Istor1.gif

Здание городской управы

  Подлинное же в определенной степени самоуправление в Верхнеудинске вводится в связи с проведением буржуазной городской реформы в стране в 1870 г. По «Городскому положению» от 16 июня 1870 г., вместо существующих с 1785 года сословных Городских Ратуш вводились бессословные Городские Думы - распорядительные органы и Городские Управы - исполнительные органы, избираемые через каждые 4 года.
  Из анализа документов создается впечатление, что в г. Верхнеудинске были проведены выборы гласных в Городскую Думу, а потом торжественно было провозглашено об этом. К этому времени, очевидно, был решен гласными вопрос об избрании Городского головы. Сохранился документ, свидетельствующий о заседании гласных. На этом основании можно утверждать, что в городе Верхнеудинске Городская Дума и Управа были образованы 9 ноября 1875 года. Дата образования Верхнеудинской Городской Думы в какой-то степени является условной, но ясно одно, что вероятнее всего, Дума была образована вместе с Управой.

  Серьезным недостатком Городового положения 1870 года, по мнению некоторых исследователей, явилось заимствование прусской трехклассной избирательной системы, которая не имела у нас никаких исторических корней. По закону все лица, имеющие право участия в выборах (избирательное право, как активное, так и пассивное, предоставлялось каждому городскому обывателю, к какому бы сословию он не принадлежал, если он был русским подданным, в возрасте 25 лет от роду и владел в пределах города какой-нибудь недвижимой собственностью или же уплачивал в пользу города сбор со свидетельств: купеческого, промыслового, на мелочный торг и т.п.), вносились в списки в том порядке, в каком они следуют по сумме причитающихся с каждого из них сборов в доход города, затем производилось деление на три разряда. К первому причислялись те горожане, которые уплачивали вместе треть общей суммы сборов со всех избирателей; ко второму - следующие за ними по списку, уплачивавшие также треть сборов, к третьему - все остальные. Каждый разряд составлял особое избирательное собрание под председательством Городского Головы и выбирал треть гласных (членов Думы) в Городскую Думу. Первый разряд обычно насчитывал лишь десятки, а иногда и единицы избирателей, принадлежавших к наиболее крупным домовладельцам или торговцам, третий - основную массу городского населения. Но несмотря на это, каждый из них посылал в Думу одинаковое количество своих представителей, и неравенство в пользовании избирательными правами доходило до огромных размеров.

  Таким образом, право преимущества быть избранным имели владельцы собственности и купцы. А простые жители – мелкие служащие, люди умственного труда, рабочие – избирательного права при такой системе выборов права голоса не имели.

  Так, из 4000 жителей города Верхнеудинска 1875 году право голоса имели 495 человек, а в выборах участвовало только 76 избирателей, что составляло 15%. По этой причине в Думу попали лишь имущие граждане. В первый состав Думы было избрано 36 гласных: 3 дворянина, 9 купцов, 19 крупных чиновников, в их числе не было ни одной женщины, ни одного представителя низшего сословия.

  Эта тенденция будет сохраняться и дальше: в 1886 году из 5191 жителя города избирательным правом пользовались лишь 339 человек – около 11% всего населения. Они подразделялись на три курии (собрания): в первую входило 8 человек, во вторую - 26, в третью - 305. От каждого собрания полагалось избирать в Думу по 10 человек. Любопытный факт – в том же 1886 году дело дошло до курьеза, так как если бы даже все входящие в первую курию выставили свои кандидатуры и проголосовали за себя же, то и тогда до нормы представительства от этого собрания не доставало бы двух человек. Поэтому было решено образовать вместо трех две курии.

  Количество гласных в Думе в разные годы было неодинаково и колебалось от 30 до 72 человек. В то же время внутренняя организация городского самоуправления была достаточно рациональна. Распорядительный орган Городская Дума определял рамки действий исполнительному органу Городской Управе, то есть распределение занятий и порядок действий Управы и подчиненных ей органов устанавливались инструкцией, издаваемой Думой. Члены Управы избирались Думой и не нуждались в утверждении администрацией. Постановлением же Думы члены Управы могли быть устранены от должности и переданы суду. Городской голова также избирался Думой, но утверждался в должности генерал-губернатором Забайкальского округа. Городской голова занимал руководящее место не только в Управе, но и являлся председателем Думы, координируя работу этих учреждений, непосредственно наблюдал за ходом всех городских дел. Первоначально Верхнеудинская Городская Дума состояла из председателя и 36 гласных (кстати, работающих на общественных началах). В составе Верхнеудинской Городской Управы были три человека - Городской голова и два члена.

  По воспоминаниям современников выборы гласных в Думу проходили в следующем порядке: составлялись списки избирателей, которым рассылались избирательные листы с этим списком. Каждый избиратель записывал в лист 10 фамилий из списка, запечатывал в конверте и в назначенное время в присутствии членов комиссии опускал пакет в ящик для голосования. Получившие при подсчете большинство голосов становились членами Думы – гласными. Затем этот список утверждался губернатором.

images/foto/Urna1907.JPG

Урна для голосования 1907 г.

  Небезынтересно как проходили выборы Городского головы – с помощью шаров. Ящик с мягкой обивкой, разделенный на две половины ставился на стол и сверху накрывался плотной тканью. Участники баллотировки получали по шару и незаметным движением под тканью направляли его в правое или левое отверстие ящика. Те шары, что попадали направо – означали избрание. Члены городской Думы носили должностные знаки отличия из серебра на шейной цепочке. А вот тех, кто проигрывал на выборах, называли «прокаченными на вороных».

  В Думу избирались кандидаты - на случай выбытия по каким-то причинам гласных. Городской голова имел право отлучаться из города на срок не более 2 месяцев. Обязательным было присутствие гласных на заседания. Заседания назначались по мере необходимости.

  Избранные на должность гласных при вступлении давали клятву служить городу «верой и правдой», «во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови», верно служить царю и Отечеству. И надо отдать должное – многие так и служили городу. Большой вклад в развитие города внесли И.П. Фролов, А.В. Овсянников, П.П. Трунев, И.В. Титов и другие, служившие в должности Городской головы.

  Открытие первой Городской Думы проводилось торжественно и помпезно. Первым Городским головой был избран купец I гильдии Иакинф Петрович Фролов. В первом составе Городской Управы были мещане Алексей Александрович Красиков, ведавший казначейской частью и купеческий сын Александр Петрович Лосев – был «по распорядительной части». В Управе был и секретарь, первым на этой должности был Александр Иванович Попов.

  После торжественной литургии и приведения к присяге Городского Головы, членов и секретаря было проведено молебное служение. Все это проходило в присутствии гласных.

  Особо следует выделить вклад в развитие городского управления и самого города Иакинфа Петровича Фролова – первого главы Городской Думы. На этой должности он пробыл с 9 ноября 1875 г. по 19 мая 1877 г. Еще раньше он состоял старостой Одигитриевского собора – с 1870 по 1872гг. С 14 января 1875 по 27 июля 1982 гг., то есть в течение двух сроков И.П. Фролов был гласным Верхнеудинской Думы. Он был настоящим патриотом города – выступал с разумными инициативами, делал много пожертвований в пользу города (на открытие женской прогимназии, постройку зданий церковно-приходской школы и образцовой школы грамоты, на содержание ремесленного класса, Дома трудолюбия, им был построен пожарный колодец и др.). за свою подвижническую деятельность он был награжден Серебряной медалью. В 1898 году И.П. Фролов был удостоен звания Почетного гражданина города Верхнеудинска. Более того – в знак особого признания его заслуг перед городом Городская Дума приняла решение поставить его портрет в зале заседания.

  Можно назвать еще одного общественного деятеля города, мещанина – Филарета Васильевича Машанова. С 1874 года он был заседателем Верхнеудинской Ратуши, а с 1875 года – постоянным гласным Городской Думы, с 1889 года по 1901 гг. – заместителем Городской головы. Он тоже занимался благотворительностью: жертвовал «на благоукрашение» Одигитриевского Собора, на постройку школы в Заудинске, на открытие городской библиотеки и др. Благие дела Ф.В. Машанова были тоже отмечены –в 1897 году он был награжден Серебряной медалью на Александровской ленте в память царствования императора Александра III; в 1900 году был награжден грамотой священного Синода, в 1904 году – Грамотой Забайкальского и Нерчинского епископа Мефодия.

  Круг обязанностей членов Городской Управы был чрезвычайно широк. В Протоколе заседаний Городской Управы и Городской Думы о распределении обязанностей между членами Верхнеудинской Городской Управы от 10 июля 1902 мы читаем: «...возложить на обязанность: а) Члена Управы Ивана Аркадьевича Овсянкина казначейскую часть и по выдаче промысловых свидетельств на город и б) Члена Управы Ивана Евграфовича Гончарова - хозяйственно-распорядительную и санитарные части вообще и наблюдение за ремонтом и поддержанием в исправности общественных зданий, заведование Верхнеудинским Гостиным двором, чтобы касающееся заведыванию сим двором делопроизводство было ведено им лично, а также и заведование, в частности, хозяйственно-распорядительными частями Пожарной команды и Городской больницы с проверкою ежемесячной отчетности последней». Обязанности эти будут усложняться.

Состав городской управы. 1908 г.

  Так, в 1915 году они распределялись следующим образом: Городской голова К.И. Легков кроме своих прямых обязанностей председателя возглавлял сиротский суд, Городское попечительство и больничную комиссию. Член Управы И.Г. Вторушин курировал казначейство, вел бухгалтерские дела, выдавал торговые документы, занимался сбором доходов, составлял сметы расходов города, он же занимался раздачей казенных денег семьям ополченцев. Другой член Управы И.А. Красиков заведовал налоговыми, больничными делами, юридической частью, богадельней, расквартированием войск, торговыми помещениями, рынками. В его же ведении находились сборы с лошадей, экипажей, истребление бродячих собак и т.д. Пожалуй, самые хлопотные обязанности были возложены на третьего члена Управы С.А. Козулина. Список его обязанностей был велик: заведование хозяйственными делами, городскими делами, зданиями, содержанием и ремонтом мостовых, тротуаров, набережных, общественных садов, мостов, перевозов, сбором за «освидетельствование» продуктов, он следил за витринами магазинов, за освещение города, за свалочными местами, предупреждал эпидемические ситуации в городе, он же отвечал за конвоирование арестантов, за организацию праздников в городе, за проведение выборов, за лавками, трактирами и т.д.

  На основании перечисленного можно судить о масштабах деятельности Городской Управы. Впечатляет то, что эти многообразные сложные обязанности по управлению лежали на плечах очень ограниченного круга людей – всего трех человек.

  Городская Управа имела постоянную канцелярию, разделявшуюся на ряд отделов, соответствующих функциям городского самоуправления; здесь же создавались различные постоянные и исполнительные комиссии. Сообразно указанным обязательствам членов в Верхнеудинской Городской Управы в ней существовали комиссии: санитарная, базарная, по благоустройству города, культурно-просветительская, финансовая, земельная, ревизионная.

  Органы городского самоуправления решали административно- хозяйственные задачи. Попечительству этих учреждений подлежали вопросы городского благоустройства (городской транспорт, освещение, отопление, канализация, водопровод, благоустройство мостовых, тротуаров, набережных мостов, городские постройки), а также заведование школьным, медицинским благотворительным делом, городской торговлей городским кредитом и т. п.

  В обязанность Городской Управы входило строгое наблюдение за выполнением всех распоряжений и постановлений Городской думы. Члены Управы, в свою очередь, имели право поставить на обсуждение Думы возникающие вопросы по всем отраслям городского управления. Управа заботилась о найме и устройстве помещений для городских начальных училищ, отпускала на их содержание ассигнованные по смете денежные средства, своевременно замещала вакантные учительские места и «принимала меры к полному благоустройству училищ». Разрешая частные постройки, Городская Управа следила, чтобы предоставляемые гражданами планы и чертежи соответствовали требованиям строго установленным и обязательным постановлениям Городской Думы. На все необходимые для городского хозяйства предметы, постройки, ремонтные и другие работы устраивались Городской Управой торги. Обо всех предстоящих торгах по подрядам, поставкам или на отдачу в арендное содержание городских имуществ и предприятий Городская Управа извещала через местные газеты и особые объявления. Городская Дума ведала еще и делами купеческих гильдий, ремеслами и промышленностью.

  Город Верхнеудинск был центром округа в Забайкалье. В конце XIX века – начале XX века здесь будет заметно расти население: в 1875 году население города было 5194 человека; в 1884 году – 5041 человек; в 1900 году – 5487 человек. В 1904 году 9530, в 1910 – 15158, в 1915 – 17046 человек. Особенно увеличилось население города в связи с проведением Сибирской железной дороги.

  Население города несло различного рода повинности: подводную и дорожную (поставка подвод, исправление дорожного участка на почтовых трактах, с них же взимались и государственные земские и губернские (денежные) сборы.

  По составу это население было пестрым. Здесь жили дворяне, духовенство, купцы, мещане, цеховые, казаки, крестьяне, отставные солдаты, оседлые инородцы (буряты), иностранцы (чаще всего китайцы). Все эти люди принадлежали к разным конфессиям – основную часть населения составляли православные, были среди жителей и католики, лютеране, иудейцы, конфуцианцы, магометане, григорианцы и, конечно, буддисты. Это соответствовало национальному составу – русские, евреи, поляки, буряты, китайцы, татары, черкесы, армяне, грузины, представители прибалтийских народов, корейцы, мордва, греки и др.

  Население занималось разными видами деятельности – торговлей, ремеслами, хлебопашеством, скотоводством, извозным, лесным промыслами. Интересно, что живя на берегах рек, жители города мало занимались рыболовством. Основная часть жителей города – мещане и цеховые занимались мелочной торговлей, содержанием торговых и обывательских лошадей, извозом грузов в Иркутск, Читу, Кяхту.

  Город был известным торговым центром. Живущее здесь купечество торговало русскими и иностранными товарами, среди которых пользовались спросом меха, кожи.

  Купечество было заметной силой в городе. Из их среды выбирались на все главные должности в городе: Городские Головы были преимущественно из купцов. Купцы были активными проводниками и поборниками культуры, образования, благодаря им привлекательным был внешний вид города. Многие постройки купцов и сегодня составляют примечательную часть архитектуры нашего города. Большой вклад в это дело внесли Н.Л. Капельман, Б.М. Розенштейн, П.П. Трунев, П.В. Гирченко, А.Е. Мордовской, А.П. Кулаков, И.П. Фролов и многие другие. Среди купечества было много тех, кто жертвовал свои средства на строительство, на открытие училищ, содержание приютов, организацию праздников и т.д. Именно благодаря купечеству в городе была известная во всей Восточной Сибири ярмарка, проводимая преимущественно зимой - до 1909 года с 25 января до 10 февраля, после – с 18 января по 2 февраля. Она привлекала много людей, имела большие обороты - до 1,5 млн. рублей. Именно торговый облик запечатлен на гербе города – жезл Меркурия – бога торговли у древних римлян, рог изобилия – символ того, что все жители его ведут знатные торги. Городские власти способствовали торговле, так как от нее были большие доходы.

  Город имел предместья, которые разделялись с городом реками Удой и Селенгой – Заудинск, с населением в 1876 году 963 жителя, из них 500 казаков, следовательно, это была казачья станица. Поселье – предместье, расположенное за Селенгой, с населением 185 человек – все мещанского звания. Эти предместья подчинялись Верхнеудинской Управе.

  Город имел и недвижимое имущество – земли, каменный гостиный двор (принадлежащий, кстати, акционерному обществу), 2 училища, женскую прогимназию и следил за их деятельностью. Но содержать все это было не под силу городскому бюджету. За счет города работало лишь приходское училище, остальные – за счет государственной казны. Город оказывал ему помощь, выделяя пособие по 500 рублей в год. В основном он содержался на добровольные пожертвования. Содержались за счет городского бюджета и городская больница, отчисления на ее содержание составляли 8000 рублей в год.

  Бюджет города был почти всегда дефицитен. Остается гадать: как «отцы» города умудрялись сводить концы с концами. Иногда у них оставался небольшой задел на следующий год, что свидетельствует о разумном подходе к составлению городского бюджета. Так, в 1875 году доходная часть составляла 14875 рублей, расходная 23401рубль; в 1880 году, соответственно, доход – 34891 рубль, а расход – 38187 рублей; в 1890 году - 48275 и 47377 рублей; в 1900 году расходы соответствовали доходу, составляя 77755 рублей.

  «Именитость» состава Верхнеудинской Городской Думы несомненно предопределяла приоритет интересов имущей части населения, но это не позволяет отрицать наличия у "отцов города" заботы о жителях в целом, стремления решать животрепещущие городские проблемы. Так, Дума и Управа добивались самостоятельности денежного обеспечения нужд и забот города и Верхнеудинск в основном содержал себя сам, лишь иногда обращаясь за средствами в центральные органы. Основой бюджета города были налоги с недвижимости, доходы от торгов имуществом, средства, получаемые городскими властями во время зимне-весенних ярмарок, проводившихся после открытия зимнего пути через озеро Байкал.

  Так, в 1878 году доходная часть городского бюджета Верхнеудинска равнялась 34280 рублей 99 копеек и складывалась из городских налогов и пожертвований богатых горожан. Взнос государственной казны в эту сумму составлял всего 5342 рубля 43 копейки. Расходная часть бюджета выражалась в 36 126 рублях 45 копейках. Это свидетельствует о почти полном самообеспечении города Верхнеудинска.

  Основная часть расходов города уходила на содержание учреждений образования, работу общественной библиотеки, отлаживание городского хозяйства, его благоустройство и соблюдение городского порядка, на медицинское обслуживание. К революции 1917 года в городе насчитывалось 18 учебных заведений, в том числе 3 средних и 15 начальных школ, в которых учились прежде всего дети состоятельных граждан.

  Примечательно, что верхнеудинские власти проявляли серьезное отношение к учебным заведениям, способствовали их открытию. Так, в 1906 году Городской Голова И.Г. Федченко поставил вопрос об открытии в городе реального училища. Он лично описал Николаю II прошение: «Одна надежда на Вас, Великий государь, что г. Верхнеудинск не останется еще долгое время умственно убогим и получит все те блага, которыми давно уже пользуются другие города Забайкалья». К организации этого дела подключились местные купцы, готовые вносить ежегодно на содержание училища по 20 % с суммы основного «промыслового налога». Усилия городских властей увенчались успехом – город получил первое среднее учебное заведение. 8 сентября 1908 года в День Рождества Пресвятой Богородицы жители города отпраздновали открытие этого училища. Почетный гражданин города И.П. Фролов пожертвовал для этого каменный 2-этажный дом в центре города.

  Избирательным было и отношение к медицине. Известно постановление Городской Думы, датированное 19 ноября 1886 года, согласно которому было сокращено количество мест в больнице на 20 коек, уменьшен штат работников на семь человек, запрещены прием и лечение поселенцев. Это решение мотивировалось тем, что «содержание Верхнеудинской гражданской больницы и заведование его составляют лишь право, а не обязанность города»; и что «ни 139 и ни другою какой-либо статьею Городового положения не возложена обязанность нести расход за лечение неимущих больных разных ведомств и сословий, а в особенности такого противообщественного элемента, как поселенцы».

  Расходная часть города увеличивалась за счет слабого развития промышленности, высокой платы служащих в Думе, Суде, Управе, за счет неурожаев и др.

  Несмотря на то, что бюджет города явно желал лучшего, городские власти в экстремальных ситуациях помогали гражданам. Так, в 1889 году, когда был неурожай, Городская Дума в ущерб своей казне, закупила 8000 пудов ржаной муки, чтобы предотвратить голод. При этом Дума проследила, чтобы в этой ситуации не повысились рыночные цены на хлеб. Это была по сути дела благотворительная акция, но главное – забота о жителях города.

  На счету у Городской Думы того времени много славных дел: устройство общественного сада для отдыха, освещение улиц фонарями (в 1899 году приобретено и установлено 60 фонарей), общественного собрания, где проводились все важнейшие городские мероприятия. Кстати, 7 октября 1860 года у этого здания обрушилась каменная его часть. В результате 2 человека погибли, 1 ранен. Впоследствии будет построено новое здание, которое в несколько перестроенном из-за пожара в 1970-х гг. виде стоит и сегодня (Музей природы и кукольный театр «Ульгэр»).

  Городским властям подчинялись и другие ведомства, в частности, полицейское Управление, которое постоянно отчитывалось о состоянии нравственного порядка, поведении жителей, о содержании арестантов в тюрьме, которая находилась на содержании городского бюджета. Городское Управление следило за движением арестантов, выделяло деньги на их содержание (каждый раз по их прибытию 10 копеек в сутки). Довольствие было скромным, но и эти деньги Городская Дума выделала с большими трудностями.

  В 70-х гг. XIX в. в Верхнеудинске был создан приют для детей арестантов, находящихся в тюрьме. Городские власти будут оказывать ему посильную помощь, но в большей степени он будет существовать за счет пожертвователей, коих в городе было немало.

  Городские власти уделяли внимание внешнему виду города, который заметно рос. Городская Дума следила за внешним видом города. Так, Постановлением Думы не разрешалось занимать прохожую часть улиц и особенно тротуаров входными ступенями (вход в дома был с улицы главным образом, а не со двора) и площадками далее 6 вершков, запрещалось строить глухие крыльца. Козырьки над входами в дома разрешалось установливать лишь при установке колонн «в линию с тротуарами». Это была забота о внешнем виде города. В 1903 г. Городская Дума вынесла Постановление, предусматривающее установку на входных воротах домов металлических табличек с указанием фамилий и инициалов домовладельцев, Постановлением от 1908 г. разрешалось устанавливать палисадники возле домов. В 90-х гг. 19 века в городе было 15 улиц, они были не замощены. До начала 20 века тротуар был лишь на Главной улице города (сначала она называлась Трактовая, затем Большая, с 1910 г. – Большая Николаевская, а с 1924 г. – ул. Ленина). Были тротуары еще на 2-3 улицах, но они были узкие, в рытвинах. (Копии постановлений Верхнеудинской городской думы за 1911 год. – 342 с. – Текст: электронный.)

Члены Верхнеудинской местной управы. Сидят (слева направо): первый – городской голова 1907-1915 гг. И. В. Титов, пятый – гласный городской Думы, купец 1-й гильдии А. К. Кобылкин, шестой – городской голова 1915-1916 гг. врач лазарета Красного Креста К. И. Легков

  Несмотря на старания городских властей, состояние улиц было печальным – некоторые улицы во время дождей «утопали в грязи», не было водоотводных каналов, вся вода с нагорной части шла вниз города, затопляя все на своем пути. Это беспокоило жителей, причиняло им неудобства. В газетном сообщении об этом в 1905 г. было наставление местным властям: «пора бы городскому управлению подумать о мостовых, ведь город развивается, и для такого города устройство мостовых, равно как освещение, предприятие не только не убыточное, но способное вызвать чувства благодарности в современниках и потомках».

  Небезопасно было ходить по таким улицам вечерами, поэтому в 1899 г. Верхнеудинская Городская Дума приняла решение об освещении улиц. Как уже отмечалось, сам Городской голова П.Т. Трунев выступил в этом деле спонсором, так как денег в городской казне не хватало.

  Поскольку город был деревянным, то постоянной заботой городских властей была пожароопасность. В городе часты были пожары. Особенно примечателен пожар 10 июня 1978 г.: в течение одного дня в городе сгорела 1/3 часть города – 186 построек, из которых 87 усадеб превратились в груду пепла, очень пострадали Гостиные ряды, сгорело 540 надворных построек. Дума ассигновала погорельцам кредит 80000 руб. - под 6% годовых на 5 лет. В течение 2 лет шло восстановление сгоревшей части города. При этом городские власти неукоснительно следили за исполнением Циркуляра Министерства Внутренних Дел от 1878 г.. где предусматривались противопожарные меры: крыть дома, бани, кузни только железом, сверху дымных труб ставить железные колпаки, ежемесячно производить чистку труб (для чего в штате города появилось 2 трубочиста), вводилось ночное патрулирование, во время ветра жителям вменялось не топить печек. В 1908 г. вышло Постановление Городской Думы о запрещении строить деревянные дома на главной улице города. В Верхнеудинске была пожарная команда, состоящая из брандмейстера и 18 членов. Эта команда располагала 15 лошадьми, 6 машинами, 46 единицами пожарных инструментов. Но не всегда все было в порядке – не по назначению использовались лошади, не всегда исправными были пожарные машины, не всегда на месте был персонал.

  Городские власти уделяли внимание культурно-просветительской работе. В частности, организации и проведению массовых праздничных мероприятий, досуга жителей. Начало своей деятельности Городская Дума ознаменовала открытием на Базарной площади общественного сада размером в 263 квадратных сажени. Это было место отдыха горожан, здесь играл духовой оркестр по вечерам, жители приходили слушать его в летние дни.

  Много внимания уделялось организации праздников. Так, в 1882 г. был юбилей присоединения Сибири к России – 300 лет, он совпал с именинами наследника цесаревича. 6 декабря отмечалось это событие – не работали школы, училища, присутственные места, были проведены молебны в церквях. Город был украшен флагами, гирляндами. 15 мая 1896 г. праздновалось коронование «Их императорского Величества». Начался праздник с пальбы из пушек, колокольного звона церквей, крестного хода. Затем был военный парад казаков – станичников, а после на Базарной площади городское общество устроило угощение – полчарки водки, пироги – нижним чинам, по кружке пива и пирогу – остальным жителям. Был устроен танцевальный вечер с угощением. Праздник длился три дня, в течение этого времени флагами, иллюминациями украшались дома. На Базарной площади устраивались карусели, столбы с призами, исполинские шаги, в саду играл оркестр, на берегу Уды был устроен фейерверк и т.д. Ощущение праздника было велико. Умели тогда городские власти развлекать народ. Таким образом, проблем у городских властей хватало.

  Городское общественное управление, занимаясь вопросами торговли и промышленности, благоустройством, здравоохранением, образованием, в своих действиях было в фискальной зависимости от вышестоящих органов – Хозяйственного департамента МВД, военного губернатора Забайкалья, других министерств и ведомств. Это затягивало решение жизненно важных вопросов. Так, вопрос об открытии реального училища в Верхнеудинске решался по инстанциям в течении 10 лет (1904-1914 гг.).

  Необходимо отметить, что при Александре III было пересмотрено Городовое положение. Новое Городовое положение значительно урезало избирательное право для горожан. "Новое Положение, - пишет Коркунов Н.М., - отказавшись от трехклассной системы, заменило податной ценз имущественным. Правом участия в городских выборах стали пользоваться: собственники или пожизненные владельцы недвижимости, находящейся в пределах города и оцененной для взимания оценочного в пользу города сбора - в столицах не менее 3000 рублей, в городах свыше 100000 населения - не менее 1500 рублей, в городах губернских, областных - не менее 1000 рублей, а в остальных - не менее 300 рублей и содержатели торгово-промышленных заведений.

  Составители Городового положения 1892 года имели в виду ограничить участие в городских выборах только владельцами недвижимости, наделив наряду с ними правом голоса только купцов первой гильдии и то лишь под условием содержания ими торгово-промышленных заведений.

  Все это привело к значительному сокращению числа избирателей. Сокращенно было и число гласных. Произошло также изменение во внутреннем устройстве органов городского самоуправления. Управа была поставлена в более независимое от Думы положение, права Городского Головы как председателя Думы значительно расширены за счет прав гласных, Дума лишалась права отдачи под суд членов Управы. Компетенция органов городского самоуправления в общем была та же, что и раньше: на них возлагалось удовлетворение потребностей городского населения. Городские Думы могли устанавливать сборы: с недвижимого имущества, с промысловых свидетельств, с заведений трактирного промысла и других.

  Новое «Городовое положение» приравнивало выборных должностных лиц городского самоуправления к правительственным чиновникам и ставило их в дисциплинарную зависимость от администрации. Городские Головы и члены Управы считались состоящими на государственной службе, и губернатор получил право делать им предписания и указания, а губернское по городским делам присутствие могло устранять их от должности, Дума же этого права была лишена.

  Одной из самых положительных сторон городской реформы 1870 года было предоставление городскому общественному управлению сравнительно широкой самостоятельности в ведении городского хозяйства и решении местных дел. Но проведенная Александром III реформа 1892 года отбросила устройство местной власти в России далеко назад. Если Городовое положение 1870 года во многом напоминало тот порядок, который существовал в городах Западной Европы, то законы 1890-х годов внесли такое ограничение избирательного права и такое вмешательство со стороны администрации, каких не знало в то время ни одно цивилизованное государство. "Захотела, например Городская Дума устроить мостовую, - пишет Веселовский Б.Б. в 1906 году, - есть на это деньги, есть кому и работать. А приступить к работам Дума все таки не может, пока не получит разрешение от губернатора. Он может, конечно, и не разрешить, если ему покажется, что эта мостовая городу не нужна...". И так во всем: губернаторы и другие власти на каждом шагу вмешивались в деятельность Городской Думы.

  Поражение России в русско-японской войне, а также общественный подъем 1905-1907 годов поставили вопрос о преобразовании всего государственного строя на конституционных началах. 17 октября Высочайшим манифестом Николая II на правительство была возложена задача «установить, как незыблемое правило, чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей». Это коснулось и городов, и вопрос о реформе городского самоуправления был выдвинут на первый план. Однако, он не вышел из стадии составления проектов и их обсуждения. Ни первая, ни вторая Дума не успели дойти до рассмотрения вопроса о земской и городской реформе вследствие их преждевременного роспуска, хотя во вторую Думу правительством был внесен проект положения о поселковом и волостном управлении, а Министерством внутренних дел подготавливался к внесению в думу проект общей земской реформы.

  Верхнеудинская Городская управа с 1917 года передала свои полномочия общественному городскому самоуправлению, при котором имущие права перешли в руки народа. Однако в период семеновщины была вновь восстановлена и действовала наряду с Советами. В связи с тем, что она занималась административно-хозяйственными делами, эти функции сохранила некоторое время при советской власти.

  С 1917 года финансовые дела Верхнеудинской Думы сильно пошатнулись; в июне - июле 1917 года в городе полностью отсутствовали запасы хлеба, в 1918 году начался соляной голод. Дума установила плату с возов с сельскохозяйственной продукции, которая остановилась (останавливалась) на улицах и площадях города, повысила тарифы на электроэнергию, увеличила арендную плату за торговые помещения, ввела новый, так называемый, «больничный налог» от 17 до 50 лет с женщин, от 17 до 55 лет с мужчин. В 1920 году Дума ввела карточную систему на продовольствие. С 1917 по 1920 год Дума проводила неоднократно внеочередные, экстренные заседания по разным хозяйственным вопросам, а также о политических моментах.

  Точная дата ликвидации Думы не установлена. Последний документ Верхнеудинской Городской Думы датируется 7 августа 1920 года. В августе 1920 года Верхнеудинская Городская Управа была полностью ликвидирована и заменена городским народно-революционным комитетом. В целом, городское самоуправление вписало яркие страницы в историю города Верхнеудинска, края и в целом Отечества.

Евдокимова С.В., к.и.н., доцент